Научная статья

ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ФЕНОМЕНА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО СЧАСТЬЯ

Думать, что кто-то другой может сделать тебя счастливым или несчастным, - просто смешно.
— Будда
Счастье представляет собой социокультурный и психофизиологический феномен, который объединяет ряд явлений, охватывающих жизнедеятельность людей, каждое из которых в разной степени значимо для отдельного человека и для общества в целом. Что способно сделать нас по-настоящему счастливыми? Скорее всего, каждый в той или иной мере задавался этим вопросом. Так как человек – весьма противоречивое, требовательное и находящееся в постоянных поисках существо, то понятие счастья для каждого имеет свой смысл.

Насколько значимо для общества или отдельного индивида исследуемое понятие? Исследования [15,16,18] показывают высокий общественный запрос на изучение заявленной проблемы. Это обусловлено естественным человеческим стремлением к счастью, необходимостью улучшать здоровье населения в целом – как физическое, так и психическое, и социальное. Динамика общего уровня счастья населения может служить критерием успешности тех или иных государственных решений.

Для понимания сути феномена «счастье» прежде необходимо определить соотношение между собой смежных понятий: «уровень жизни», «качество жизни», «субъективное благополучие» и «удовлетворенность жизнью». См. рисунок 1:
Рисунок 1
Соотношение счастья, Центр развития Счастья
Характеристика «уровень жизни» в узком значении выражает интенсивность потребления и степень удовлетворения потребностей населения [2]. В широком понимании этот показатель отражает уровень развития общества и условий жизнедеятельности [10]. После того, как стало ясно, что данное понятие не способно в полной мере отразить благосостояние людей, в научную терминологию вошла категория «качество жизни». Вопрос же содержательного наполнения последней по сей день остается дискуссионным.


В экономической интерпретации категория «качество жизни» впервые упоминается в 1958 году в книге Дж.К. Гэлбрейта «Общество изобилия». Автор считает данное понятие синонимом различного рода общественных благ, которые человек получает по мере роста своих интеллектуальных возможностей [5].
Дж.К. Гэлбрейта, Счастье.Центр, Центр развития Счастья
На рубеже 1960 – 1970-х гг. определение категории «качество жизни» становится одним из первостепенных обсуждаемых вопросов. Предметом дискуссий становится расширение диапазона оценок-индикаторов, опровергающих тождественность таких показателей, как социальное развитие и экономический рост. Основополагающим трудом в этом направлении стала коллективная монография «Социальные индикаторы» (Social Indicators, 1966) под руководством Р. Бауэра. Именно она задала в зарубежных исследованиях направление, носившее название «движение за социальные индикаторы» и имевшее непосредственное отношение к изучению качества жизни [5].

В отечественных работах того же периода понятие «качество жизни» употреблялось сравнительно редко – российские ученые чаще оперировали категорией «благосостояние народа» [13, 23].

Дальнейшее развитие понятия «качество жизни» происходило в русле зарубежной концепции «ощущаемого качества жизни», рассматривающей данную переменную как некую систему субъективных показателей. То, каким образом индивидом оценивается степень удовлетворённости его потребностей, зависит от уровня его эмоционального, интеллектуального и культурного развития, ведущих индивидуально-типологические особенности и жизненного опыта. Значимый вклад в становление данной концепции внесен трудами западных исследователей: А. Кэмпбелла, Ф. Конверса, Ф. Роджерса, Г. Райтхоффера, С. Уитни и др. В концепции «субъективного качества жизни» принято выделять три доминирующих подхода к исследованию рассматриваемой категории:
Первый подход
Основан на изучении связи социально-экономических характеристик (пол, возраст, семейное положение, уровень образования и т. п.) и того, как сами люди оценивают качество собственной жизни.
Второй подход
Фокус внимания сосредоточен на расхождениях между реальными и желаемыми условиями жизнедеятельности.
Третий подход
Синтезирует понятие субъективного благополучия с комплексом социально-психологических проблем [16].
Понятие «качество жизни» стало активно использоваться при обсуждении вопросов развития человека, а также борьбы с неравенством и нищетой [26]. В итоге сформировалась концепция качества жизни, центральным звеном которой выступает сам человек и идея формирования гуманистического общества. Проводимые международными организациями исследования качества жизни постепенно интегрировались в междисциплинарное направление, изучающее природные, социальные, психологические и иные условия человеческого существования [23].
Среди исследователей не сформировалось единого взгляда не только на интерпретацию данного показателя, но и на его место среди смежных понятий, относящихся к жизненной среде обитания, таких как «уровень жизни», «благосостояние», «образ жизни», «стандарт жизни» и т.д. Понимание качества жизни в одних трактовках является излишне узким и одномерным, в других, напротив, характеризуется чрезмерной обширностью входящих в него параметров. Все это обуславливает значительные затруднения в интерпретации [16].

На наш взгляд, наиболее полным и всеобъемлющим является определение Л.А. Беляевой, понимающей под качеством жизни «…комплексную характеристику условий жизнедеятельности населения, которая выражается в объективных показателях и субъективных оценках удовлетворения материальных, социальных и культурных потребностей и связана с восприятием людьми своего положения в зависимости от культурных особенностей, системы ценностей и социальных стандартов, существующих в обществе» [3, с. 34].
Люди, Счастье.Центр, Центр развития Счастья
Категорию «качество жизни» нельзя назвать исключительно объективной характеристикой – она не в меньшей степени обусловлена нашими субъективными представлениями о процессах и явлениях повседневной жизни [25]. По этой причине наряду с «объективным» (базирующимся на статистических показателях) подходом к пониманию данной категории, развивался и «субъективный» подход, акцентирующий внимание на внутреннем благополучии, субъективном ощущении удовлетворенности жизнью, на важности для человека отдельных жизненных сфер, а также на внутренних ощущениях счастья или несчастья.

Понятие «субъективное благополучие» объединяет в себе ряд феноменов, «заключающихся в эмоциональной реакции людей, их удовлетворенности отдельными сферами жизни, а также в их суждениях о качестве жизни в целом» [40, с.300]. С точки зрения P.M. Шамионова, субъективное благополучие является выражением личного отношения человека к себе, своей жизни и значимым для него процессам (с позиции интериоризированных нормативных представлений о внешней и внутренней среде) и сопровождается ощущением удовлетворенности [35].
Приверженцы ценностного подхода придерживаются мнения, согласно которому основу субъективного благополучия составляет возможность реализовать определенное ценностное отношение к тем или иным сторонам жизни. Согласно целевому подходу, оно ориентировано на итоговую цель. В основе же теории множественного несоответствия лежит идея, согласно которой субъективное благополучие человека определяется разрывом между желаемым и действительным [45]. По мнению автора теории адаптации A. Кэмпбелла, человек оценивает свое благополучие в сравнении с привычным ему уровнем жизни: в случае, когда уровень растет, возрастает и удовлетворенность. Постепенно человек привыкает к новым жизненным условиям, и тогда уровень удовлетворенности настоящей жизненной ситуацией падает [41].

Следует отличать субъективное благополучие от настроения и эмоционального состояния, поскольку, в отличие от последних, оно является более устойчивым во времени. На ранних этапах изучения эмоциональной составляющей субъективного благополучия исследователи уделяли большое внимание проблемным аффективным состояниям, в особенности депрессии и беспокойству [14]. Позже фокус исследований сместился на изучение позитивных состояний [28].
Психологические концепции субъективного благополучия базируются на идее о том, что его уровень определяется степенью соответствия актуальных человеческих потребностей индивидуальным возможностям по их удовлетворению. Предполагается, что человек будет ощущать себя благополучным тогда, когда уровень притязаний примерно соответствует возможностям их удовлетворения. Если же потребности существенно превышают возможности, возникает субъективное неблагополучие [6]. При этом возможность определяется не через внешнюю оценку, а путем самооценки.
Голова, Мысли, Счастье.Центр, Центр развития Счастья
Некоторые исследователи выделяют большее число видов субъективного благополучия. Например, в концепции Л.В. Куликова в дополнение к вышеуказанным рассматриваются такие его виды, как материальное и психологическое [15]. И.А. Джидарьян и Е.В. Антонова выделяют в понятии «благополучие» некое рефлекторное ядро, состоящее из когнитивных процессов и эмоционального фона [12]. Структура субъективного благополучия по Г.Л. Пучковой представлена когнитивным, эмоционально-оценочным и мотивационно-поведенческим компонентами [24].

Когда в научной литературе речь заходит о благополучии в целом как о некоем уровне или значении, часто возникает термин «счастье» [47]. Анализ словарных статей в различных толковых словарях позволяет выделить два ключевых компонента семантики внутреннего поля концепта счастье:
Состояние полного и гармоничного удовлетворения, некий успех, фортуна.
Счастье в роли сказуемого – ладно, здорово, славно, повезло [8].
Кратко рассмотрим основные вехи становления феномена «счастье» в общественных и гуманитарных науках:
А.П. Шамсетдинова
В период зарождения философии, в античном обществе категория «счастья» ассоциировалась с такими ключевыми понятиями как «наслаждение», «благоприятная судьба», «ощущение полноты бытия и радости», «длительное состояние удовольствия», «веселое настроение безмятежности», «блаженство» [36].
Демокрит
Под счастьем понимал состояние эвтюмии, которое проявляется как результат правильно организованной жизни и характеризуется хорошим настроением, благодушием, невозмутимостью, уравновешенностью [36].
Сократ
Сократ впервые поставил вопрос: «Что есть благо?» [11]. В попытках найти ответ на данный вопрос, философ размышляет о внутренней свободе, которая достигается за счет осознания личностью своей независимости от внешнего мира. Его ученик Платон рассуждал о счастье как о «прекрасной жизни»: по его мнению, истинно добродетельный человек доволен своим положением независимо от социального статуса.
Аристотель
Аристотель, являясь основоположником этики как науки, создал в ее рамках учение под названием эвдемонизм, в котором различные виды счастья интегрированы и иерархизированы по отношению к высшим благам [36]. В данном учении счастье понимается как «цель всех целей» – высшая цель человеческой жизни, не зависящая ни от внешнего мира, ни от судьбы, но связанная с идеей внутренней свободы.
Эпикур
Создатель афинской школы «Сад» Эпикур становится продолжателем гедонистических концепций Аристиппа, трактуя счастье как приятные ощущения, невмешательство в государственные дела и отстраненность от богов. По его мнению, благодаря своей смертности, человек ориентирован на земную жизнь с ее телесными и духовными благами [27].
Сенека
Сенека, опираясь на идеи пантеизма натурфилософии, считал, что для душевного равновесия человеку следует жить согласно природе, разумно подчиняясь необходимости и направляясь туда, куда повелевает долг [29].
Марк Аврелий
Развивая идеи стоицизма, Марк уделял особое внимание проблеме нравственного развития, единственно подвластного человеку. По его мнению, умение быть счастливым заключается в умении стойко переносить невзгоды [1].
В отличие от идей античности, в христианской мысли, помимо внутренней духовной работы, особую важность в приобщении к высшему счастью приобретает конкретный нравственный поступок, делающий человека причастными к Господу [31].
Августин Аврелий
По мнению философа и теолога Августина Аврелия, время является проявлением помнящей, ожидающей и созерцающей души, в которой при обращении к самой себе обнаруживается источник истинных знаний, которые принципиально отличаются от рационального и эмпирического опыта. Философ утверждал, что обладание истиной является условием достижения блаженства.
Фома Аквинский
Счастье как ценность поднимается Фомой Аквинским на недосягаемую высоту. По его мнению, счастье доступно только человеку, потому что лишь человек разумен и наделен волей, обладает способностью к совершенному добру. Он пишет о всестороннем, объективном, совместном счастье всех людей, когда один человек не может быть счастливее другого, а несчастных людей не существует [28].
М. Монтень
М. Монтень в собственной версии эпикуреизма сочетает счастье со стремлением к порядку и душевному спокойствию каждого человека. Он считает главной причиной наших действий эгоизм и полагает, что для счастья человеку необходимо довольствоваться самим собой [22].
Лейбниц
По мнению Лейбница, основу счастья живых существ составляет некое беспокойство, постоянное движение и стремление к лучшему. Как считает ученый, полное обладание вовсе не приводит нас к счастью, но делает бесчувственными [17].
Философы Нового времени понимали счастье в откровенно гедонистическом русле и признавали его материальный характер, при этом пытаясь соединить индивидуализм с общественными интересами [9,19].
И. Кант
И. Кант, в противовес декларируемой в XVIII в. эвдемонической этике, создал этику деонтологическую. Согласно последней, морально достойный человек – это тот, кто достоин счастья [8].
Л. А. Фейербах
По мнению Л. А. Фейербаха, что в основе любого желания в итоге лежит желание быть счастливым, при этом полагая, что подобное чувство нельзя испытать в одиночестве. Чтобы достичь счастья, по Фейербаху, человеку следует консолидироваться с другими, приумножая тем самым общее счастье [32].
В русской философии, воспринимающей идеи о счастье через призму православия, несмотря на существенное влияние западной мысли, выработано собственное видение этой категории. Концептуальные идеи о счастье в русской философии представлены в трудах Н.Чернышевского, В.Розанова, Л.Толстого, В.Несмелова, А.Введенского, П.Флоренского, С.Франка, И.Ильина [33].
Н. Г. Чернышевский
Н. Г. Чернышевский разделял западную идею «разумного эгоизма», считая, что … существо, в жизни и счастии которого материальная сторона (экономический быт) имеет великую важность» [34, с.55].
Н. А. Бердяев
Н. А. Бердяев противопоставляет счастье нравственному идеалу Византии, называя последний «склонным к разочарованию во всем земном, в счастье, в устойчивости нашей собственной чистоты, в способности к полному нравственному совершенству здесь» [4].
В современной науке исследования природы феномена счастья в основном сосредоточены на изучении «качества жизни» и сфокусированы на анализе субъективного мира личности. На передний план в данном направлении выходят теории М. Аргайла, А. Маслоу, Г. Олпорта, Э. Эриксона, К. Роджерса. И. Джидарьян. В них авторы по-разному трактуют сущность категории «счастье». По мнению М. Аргайла, счастье обусловлено тем, насколько человек удовлетворен своей повседневной жизнью, как он оценивает свое прошлое и настоящее, насколько часты и продолжительны испытываемые им положительных эмоций [2]. В. Татаркевич рассматривает счастье как удовлетворенность жизнью в целом. В. Франкл связывает счастье с реализацией человеком смысла жизни. И. А. Джидарьян [12] отмечает, что в обыденном сознании людей со счастьем ассоциируется полная, обоснованная и стабильная удовлетворенность своей жизнью и ее условиями, а также степенью раскрытия собственных возможностей. Базис представлений о счастье составляют личностные ценности, которые формируются в процессе интериоризации социальных ценностей [37, 47].
Парадигма достижения счастья путем сохранения в нашей жизни оптимального баланса боли и наслаждения [42] основывается на допущении, что всякая человеческая потребность вызвана дефицитом чего-либо. Теория деятельности рассматривает счастье как некое побочное состояние, возникающее в процессе выполнения человеком определенной деятельности [7].
Шестерни, Счастье.Центр, Центр развития Счастья
Резюмируя взгляды различных исследователей на понятие счастья, можно вывести его «смысловое ядро». Счастье включает в себя состояние внутреннего баланса чувств, эмоций, физических сил и социальных событий в жизни человека. Данное состояние детерминировано субъективными и объективными факторами благополучия, что позволяет личности общаться, развиваться и совершать социально значимые поступки, консолидироваться с другими людьми.

Как соотносятся между собой понятия субъективного благополучия, счастья и удовлетворенности жизнью? Одни ученые отождествляют понятия «счастье» и «субъективное благополучие» [47], считая, что счастье отражает субъективное восприятие индивидом собственной жизни, его отношение к ней.
Совершенно иной подход представлен в работе Д. Хэйброна «The pursuit of unhappiness: The elusive psychology of well-being». Автор разграничивает понятия счастья и субъективного благополучия, отмечая, что счастье не может ассоциироваться с удовольствием, т.к. последнее слишком расплывчато и призрачно в своих психологических эффектах [43].
С нашей точки зрения счастье характеризует субъективное восприятие человеком своей жизни, отношение к ней. Учитывая выделенное выше «смысловое ядро» рассматриваемого понятия, счастье, в нашем понимании, есть состояние гармонии личности, детерминируемое объективными и субъективными факторами благополучия, реализуемое в динамичном развитии сфер жизнедеятельности через раскрытие внутреннего потенциала и взаимодействие с внешним миром.

Введем важное пояснение. Гармония, в нашем понимании, не есть застывшая субстанция, но это динамическая характеристика, которая предполагает и наличие некоторого уровня противоречивости, и стимулирующего саморазвития, не имеющего явных границ. Гармонизация происходит лишь в результате собственного поиска и приложения собственных усилий, с вполне допустимой помощью извне.

С позиции принятого определения зададимся вопросом: являются ли удовлетворенность жизнью и оценка людьми того, насколько они счастливы, одинаковыми показателями, или они измеряют разные аспекты отношения людей к жизни? Оба показателя довольно часто использовались в масштабных многострановых сравнительных исследованиях. Их результаты позволили выявить, что коэффициент корреляции удовлетворенности жизнью и уровня счастья не превышает 0,5-0,6 [38]. Данные крупного лонгитюдного исследования RUSSET, проведенного в России в 90-х годах прошлого века, показывают, что корреляция между этими показателями составляет 0,64. Схожие результаты (r= 0,62) были получены и в ходе исследования проектной группы «Новый взгляд» в 2016 году в г.Волгограде на выборке 1657 человек. Это свидетельствует о том, что, несмотря на близость категорий «удовлетворенность жизнью» и «счастье», их все же не следует отождествлять.
Удовлетворенность жизнью представляет собой когнитивную сторону субъективного благополучия, дополненную аффективной стороной – положительными и отрицательными эмоциями, которые человек испытывает в определенный отрезок времени. Счастье является отражением определенного отношения человека к своей жизни, ее субъективного восприятия, а удовлетворенность жизнью выступает показателем оценки внешней стороны человеческой жизни, прежде всего – социального и материального положения.
Воздушный змей, Счастье.Центр, Центр развития Счастья
На наш взгляд, вполне правомерно деление счастья на эпизодическое (ситуативное) и атрибутивное (личностное). Ситуативное счастье фиксируемо физиологически – его можно «измерить» по гормональным и нейрологическим показателям. Именно о такой разновидности счастья ведется речь в теории «объективного счастья» Каннемана [44], работах Дэвиса [39], Самнера [46]. Такое счастье крайне зависимо от времени и событийных колебаний, характеризуется изменчивостью и неустойчивостью. Состояние личностного счастья, напротив более стабильно и, как правило, сложнее поддается измерению. Счастье как сложное психологическое образование представлено присущим только ему набором характеристик:
Обладает дихотомичностью
Человек может испытывать эмоции как отрицательной, так и положительной модальности, причем эти две стороны тесно связаны между собой. Наличие двойственности в проявлении счастья дает возможность введения градации менее или более полного внутреннего баланса чувств, эмоций, физических сил и социальных событий в жизни человека. Речь идет, таким образом, о разновидностях счастья. Актуальными являются результаты пилотажного исследования, проведенные «Университетом Гармоничной Жизни» (УнГаЖи) относительно выделения факторов, определяющих состояние счастья. Фактор, определяющие состояние эмоций отрицательной модальности представлены на рисунке 2.
Рисунок 2
Дихотомичность, Счастье.Центр, Центр развития Счастья
Поддается воздействию
На субъективное восприятие человеком собственной жизни и отношение к ней можно влиять. В силу того, что счастье тесно связано с качеством жизни, именно через него мы и можем качественно повлиять на изучаемый феномен.
Имеет динамический характер
Скорость изменений определяется подвижками как на личностном уровне, так и в масштабах группы, общества в целом. Происходящие в основных социальных институтах изменения, возникающие на различных уровнях социальных отношений конфликты и многие другие процессы влияют на людей, меняя систему индивидуальных ценностных ориентаций. Таким образом, изменения затрагивают систему, определяющую представления человека о желаемом качестве жизни в сопоставлении с реальным, формирующую субъективную оценку процессов, в той или иной степени затрагивающих сферы жизнедеятельности человека.
С прикладной точки зрения один из важнейших аспектов исследования счастья заключается в поиске наиболее благоприятных условий, способствующих появлению этого ощущения. На возникновение состояния счастья оказывают влияние как внутренние, так и внешние факторы, которые не только запускают рассматриваемый феномен, но и способствуют его перезагрузки, выступая потенциалом для перехода из состояния «несчастья» в состояние «счастья». К внутренним (субъективным) мы относим:
Потенциал личностного развития
Возможности отношений с окружающими людьми
Здоровье
К внешним (объективным) можно отнести:
Материальные ресурсы
Выбранная профессия
Степень свободы мысли и деятельности
Более подробное раскрытие каждого фактора представлено на рисунке 3.
Раскрытие факторов счастья, Счастье.Центр, Центр развития Счастья
Вес отдельно взятого фактора для каждого человека различен. Существенным моментом является поиск тех пусковых механизмов, которые бы перезапустили состояние несчастья, особенно когда это касается его атрибутивного состояния. Как показывает анализ научной литературы по данному вопросу, целостных и экспериментально подтвержденных попыток осуществить эту процедуру до настоящего момента не предпринималось. Это позволяет обозначить в качестве перспектив дальнейших исследований проблематики состояния счастья:
Изучение взаимосвязи субъективных и объективных условий возникновения ощущения счастья у людей с их индивидуально-типологическими, половозрастными, гендерными и другими особенностями.
Анализ удовлетворенности собой как составляющей и детерминанты счастья.
При планировании будущего исследования мы учитываем тот факт, что «российское счастье» формируется в множественности сфер существования и субъективного переживания взлетов и падений. Несмотря на то, что счастье в значительной мере является субъективной категорией, оно, тем не менее, обусловлено не только внутренними переживаниями индивида, но также зависит и от внешних факторов, точнее – от интериоризированных представлений о счастье. Эти представления – так называемая «картинка» счастья, среди прочих факторов обусловлены ментальностью. Если придерживаться разделения общества на традиционное и либеральное, российская ментальность находится на стыке между ними, следовательно, «картинка» счастья обобщенного российского человека отличается от «картинок» западного и восточного человека. В чем это отличие?
1. Множественность сфер существования
Для «восточного» человека обобщенная «картинка» счастья в значительной степени обусловлена гендером и традициями и не предполагает обязательного раскрытия всех сфер жизни человека.
Картинка» счастья западного человека находится как бы на другом полюсе – в ней значительную роль играют свобода слова и взглядов, идеи всеобщего равенства, акценты смещены в сторону индивидуализма, большое значение имеет профессиональная сфера, самореализация (вне зависимости от пола).
При том, что картинки счастья западного и восточного человека являются противоположными, они обе «разрешают» быть счастливыми при реализации в ограниченном числе сфер жизни без обязательного охвата полного их спектра.
В этом смысле нашему соотечественнику приходится сложнее – общество транслирует нам убеждение в том, что невозможно быть счастливым, не реализовавшись сразу в нескольких сферах жизни. Прежде всего это семья и карьера. Каким бы счастливым не ощущал себя человек субъективно, если к определенному возрасту он не реализован в какой-то из этих сфер, его начинает потихоньку поедать червячок сомнений, который питается бытующими в обществе установками. Если женщина к тридцати годам построила карьеру, но так и не обзавелась семьей, это считается «неправильным». Если мужчина к этому же возрасту не имеет собственной квартиры, машины и определенных карьерных перспектив, он считается неудачником, и понимание этого факта в той или иной степени омрачает почти любое субъективно ощущаемое счастье.
2. Субъективное переживание взлетов и падений
В нашей ментальности счастье представляется как нечто, что никогда не дается просто так. Его нужно заслужить, добиться, выстрадать, а затем еще удержать. Жизненный путь видится россиянам как некая дорожка с препятствиями, ведущая в гору, с которой периодически падаешь, скатываешься, а затем снова поднимается. Чем выше взлет, тем больнее будет падение. По этой причине многие просто не разрешают себе быть счастливыми, опасаясь неминуемой расплаты. По этой же причине возникают установки типа «слишком хорошо – тоже не хорошо», по ней же кажется неправильным ровное, спокойное счастье – ведь счастье представляется как некое желаемое, но кратковременное состояние, застающее нас на пиках жизненного пути и покидающее в моменты падений. Установка россиян относительно сложности счастья и неминуемости лишений, страданий и преодолений на пути к нему содержит в себе мощнейший саморазвивающий и манипулятивный потенциал.
Таким образом, концепт «счастье» может быть представлен в качестве одной из основных инновационных идей, отражающих понимание того, какой должна быть жизнь человека, какова цель его существования, какие жизненные ценности являются для него приоритетными. Рассматриваемый феномен, как динамическая структура, имеет интересную и весьма специфическую особенность: с течением времени его семантическая структура и эмоциональная окраска может претерпеть существенные изменения. Что это значит? А это значит, что счастьем, как состоянием гармонии, человек может управлять сам.
Список использованной литературы:

1. Аврелий М. Размышления. Л.: Наука, 1985. 246с.
2. Аргайл М. Психология счастья / М. Аргайл. 2-е изд. СПб.: Питер, 2003. 271 с.
3. Беляева Л.А. Уровень и качество жизни. Проблемы измерения и интерпретации / Л.А. Беляева // Социологические исследования. 2009. № 1. С. 33-42
4. Бердяев H.A. Очерк из истории русской религиозной мысли/Бердяев И. А. О характере русской религиозной мысли XIX века//История философии. М.: Адепт, 2002.215с.
5. Бестужев-Лада И. В. О «качестве жизни» / И. А. Бестужев-Лада, Г. С. Батыгин // США и Канада: экономика, политика, культура. 1978. № 1. С. 23–35
6. Бочарова Е.Е. Взаимосвязь ценностных ориентаций, стратегий поведения и субъективного благополучия личности: автореферат дис. … канд. психол. наук / Е.Е. Бочарова. Саратов, 2005. 26 с.
7. Буякас Т.М. О феномене наслаждения процессом деятельности и условиях его возникновения (по работам М. Чиксентмихайи) / Т.М. Буякас // Вестник МГУ. 1995. С. 53-61
8. Воркачев С. Г. Счастье как лингвокультурный концепт. М.: ИТДГК «Гносиз», 2004. 143с.
9. Гельвеций К. А. Соч.: В 2 т. Т. 2. М.: Мысль, 1974.С. 419
10. Горелов Н.А. Политика доходов и качество жизни населения. СПб.: Питер, 2012. 175с.
11. Гуревич П. С. Философия человека: В 2-х частях. Ч.2. М.: Институт философии РАИ, 2001.231с.
12. Джидарьян И.А. Психология счастья и оптимизма / И.А. Джидарьян. М.: Институт психологии РАН, 2013. 268 с.
13. Ковынева О.А. Управление качеством жизни населения: монография / О.А. Ковынева, Б.И. Герасимов; под научн. ред. д-ра экон. наук, проф. Герасимова. Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. Ун-та, 2006. 88 с.
14.Когнитивная терапия депрессии / А. Бек, А. Раш, Б. Шо, Г. Эмерис. СПб.: Питер, 2003. 298 с.
15. Куликов Л.В. Здоровье и субъективное благополучие / Л.В. Куликов; под ред. Г.С. Никифорова // Психология здоровья. СПб.: Питер, 2000. С. 33-45
16. Лебедева А. А. Теоретические подходы и методологические проблемы изучения качества жизни в науках о человеке / А. А. Лебедева // Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2012. № 2. Т. 9. С. 3–19
17. Лейбниц Г.В. Соч в 4-х т. Т.З. М.: Мысль, 1984. С. 419
18. Леонидова Г.В. Социальный портрет творческих людей / Г.В. Леонидова, А.В. Попов // Проблемы развития территории. 2012. № 2. С. 45-54
19. Лосев А. Ф. История античной эстетики: В 3-х т. Т. 2. Софисты. Сократ. Платон. М.: Искусство. 369с.
20. Лотман Ю. М. Семиосфера. СПб.: Искусство-СПБ, 2001. С. 628.
21. Лукин В.Н. Политическое доверие в современном гражданском обществе: культурологические и институциональные модели [Электронный ресурс] / В.Н. Лукин. Режим доступа: http://credonew.ru/content/view/500/30
22. Монтень М. Опыты: в 2-х т. Т.1. М.: Наука, 1979. С. 220
23. Петропавлова Г. П. Содержание категории «качество жизни» в науке и использование в практике управления территорией / Г. П. Петропавлова // Научный журнал НИУ ИТМО. Серия: экономика и экономический менеджмент. 2011. № 1. С. 206–225
24. Пучкова, Г.Л. Субъективное благополучие как фактор самоактуализации личности: автореф. дис. ... канд. психол. наук / Г.Л. Пучкова. Хабаровск, 2003. 17 с.
25. Райзберг, Б.А. Современный экономический словарь / Б.А. Райзберг, Л.Ш. Лозовский, Е.Б. Стародубцева. 2-е изд., испр. М.: ИНФРА-М, 1999. 479 с.
26. Римашевская, Н. М. Человеческий потенциал России и проблемы «сбережения населения»/ Н. М. Римашевская // Российский экономический журнал. 2004. № 9-10. C. 22–40
27. Сабиров В. Ш. Социологические исследования смерти. М.: Ин-т социологии PAH, 1987. 96с.
28. Селигман М. Путь к процветанию: новое понимание счастья и благополучия/ М. Селигман. – М.: Манн, Иванов и Фербер, 2013. 440 с.
29. Сенека Л. А. О блаженной жизни//Антология мировой философии: В 4-х т.Т. 1.-4. 1. М.: 1969. С. 509-519
30. Степашин С.В. Государственный аудит и экономика будущего/ С.В. Степашин. М.: Наука, 2008. 608 с.
31. Татаркевич В. О счастье и совершенстве человека. М.: Прогресс, 1981.С. 211-217
32. Фейербах Л. Избр. филос. произв.: В 2-х т. Т. 1. М.: Госполитиздат, 1955. С. 564-579
33. Хоружий С. С. Дискурсы внутреннего и внешнего в практиках себя//Московский психотерапевтический журнал. №4. 2003. С.23-31
34. Чернышевский Н. Г. Избр. философ, соч. Т. II. M.: Госполитиздат, 1950. С. 98
35. Шамионов Р.М. Психология субъективного благополучия/ Р.М. Шамионов // Вопросы социальной психологии личности. 2003. № 4. С. 27-41
36. Шамсетдинова А.П. Социальный образ счастья и проблема его идентификации в философских учениях древнего мира / А.П. Шамсетдинова// Философская мысль и философское образование в Республике Башкортостан: история и современность. Уфа: РИЦ БашГУ, 2008. С. 137-143
37. Эммонс Р. Психология высших устремлений. Мотивация и духовность личности / Р. Эммонс. М.: Смысл, 2004. 416с.
38. Campbell A. Tne Quality of American Life: Perceptions, Evaluations and Satisfactions / A. Campbell, Ph.E. Converse, W.I. Rogers. New York: Russel Sage Foundation, 1976, с. 213-229
39. Davis W. A theory of happiness / W. Davis // American Philosophical Quarterly. 1981. Vol. 14. № 1. P. 111-120
40. Diener E. Subjective well-being: three decades of progress/ E. Diener, E.M. Suh, R. Lucas, H. Smith // Pshychological bulletin. 1999. Vol. 125. № 2. P. 276-302
41. Galbraith J. K. The Affluent Society : 40th anniversary edition, update and with a new introduction by the author / J. K. Galbraith. Mariner Books, 1998. 288 p.
42. Guidi M.E.L. Jeremy Bentham's Quantitative Analysis of Happiness and its Asymmetries / M.E.L. Guidi // Handbook on the Economics of Happiness, 2007. P. 68-94, с
43. Haybron D.M. The pursuit of unhappiness: The elusive psychology of wellbeing / D.M. Haybron. OUP Oxford, 2008. P. 376
44. Kahneman D. Objective happiness. 1999 / D. Kahneman, E. Diener, N. Schwarz // Well-being: The foun-dations of hedonic psychology. Russell Sage Foundation Publications, 2003. P. 254
45. Michalos A.C. Multiple discrepancies theory (MDT) [Text] / A.C. Michalos // Social Indicators Research. 1985. № 16 (4). P. 347-414
46. Sumner L.W. Welfare, happiness, and ethics/ L.W. Sumner. Oxford University Press, USA, 1999, с. 625
47. Veenhoven R. Is happiness relative? / R. Veenhoven // Social Indicators Research. 1991. Vol. 24. № 1. Р. 1-34